Безопасность журналистов: августовские уроки событий в Кой-Таше. Часть I

События 7-8 августа в Кой-Таше, распространившиеся и на Бишкек, снова обозначили проблему безопасности работы репортеров в местах массовых беспорядков.

Мы попросили журналистов, принимавших участие в освещении конфликта, ответить на два вопроса: что оказалось для них главными угрозами и чего им не хватило для обеспечения личной безопасности.

Ислам Розиев, корреспондент сайта borbor.kg:

— Когда я был на площади, все время искал глазами милиционеров. В тот момент обеспечить хоть какую-то защиту от орущей и матерящей нас толпы могли только сотрудники правоохранительных органов.

Они в итоге появились, но хотелось бы, чтобы это случилось пораньше. Кстати, вначале на площади не было даже дежурных милиционеров, хотя обычно они всегда там присутствуют.

Митингующие не хотели, чтобы мы их снимали. Попытка начать диалог только больше разозлила толпу, и люди с железными обрезками побежали на нас. Нам вслед летели камни, пытались отобрать видеокамеру у коллег из «Клоопа».

Рустам Халимов, редактор сайта kloop.kg:

— В некоторых случаях большую опасность для нас представляли милиционеры. Они толкали нас, не давали вести съемку. Мои коллеги столкнулись с угрозами и от защитников Кой-Таша, которые требовали не снимать их, даже несмотря на наличие у нас опознавательных знаков прессы.

Проблемой стало и отключение сигналов мобильных операторов. Мы потеряли связь с редакцией. Иногда не могли понять, где находимся, и нам приходилось идти наугад, чтобы ни с кем не столкнуться. Так получилось, что в тот момент обе стороны стали для нас факторами риска.

Дина Маслова, учредитель сайта kaktus.media:

— Как для руководителя, самым кошмарным для меня было сидеть в редакции и не знать, что происходит с моими сотрудниками в Кой-Таше, когда там отключили связь. Из общения с журналистами по завершении конфликта поняла несколько вещей.

Цвета жилетов с надписью «Пресса» должны быть разными для всяких ситуаций. В этот раз, например, в темноте наши черные жилеты сливались с амуницией спецназовцев. Мы решили, что для таких случаев нужно иметь и жилеты ярких цветов, например, зеленого.

Специальные средства защиты должны быть именно специальными, потому что каски, которые мы решили приспособить для этого случая, оказались неудобными. Много обсуждали необходимость бронежилетов. Сейчас у нас их нет. Но печально, что мы не знаем, какие именно нужны: слишком легкий не спасет от всех возможных угроз, а надежный будет тяжелым и, следовательно, неудобным, особенно для нетренированного человека. А самые доступные виды стоят около $100. Можно и купить.

Айбек Султангазиев, директор сайта knews.kg:

— Во время беспорядков в Кой-Таше самым тяжелым для журналистов было отсутствие интернета и связи. Мы не могли ни передать сведения в редакции, ни узнать, что происходит в Бишкеке. Эта практика не должна применяться во время подобных событий, так как информационная изоляция оборачивается домыслами, слухами, паникой. Можно добавить и отсутствие света на всей территории резиденции Атамбаева. В темное время суток это тоже было потенциальной угрозой.

Во второй день было тяжко из-за применения спецсредств – светошумовых гранат и слезоточивого газа. Насколько я понял, от газа пострадали все: как митингующие, так и журналисты. Да и сами милиционеры тоже. В целом было много неудобств для работы и угроз для личной безопасности. Но все это осознаешь только после того, как заканчивается журналистская лихорадка, которая толкала тебя в самое пекло событий.

Уже много лет обсуждается вопрос обеспечения безопасности журналистов во время таких горячих событий. Но со стороны медиаэкспертного сообщества было разработано достаточно актуальных рекомендаций, которые должны осваиваться представителями СМИ, конечно же, журналисты должны следовать им.

Дарья Подольская, журналист ИА «24.kg»:

— Собравшиеся на площади первые 40 минут до прибытия милиции вели себя очень агрессивно, спрашивали журналистов, из каких они СМИ, резко реагировали на вопросы, запрещали их снимать, прятали лица. Непонятно было, кто они и почему оказались на площади.  

Когда начался разгон, мы с некоторыми коллегами побежали к зданию ГКНБ, подумав, что так будет безопаснее. Там я увидела сторонников Атамбаева, многих из них запомнила по Кой-Ташу. Они утверждали, что на площади нет их людей, и отговаривали журналистов возвращаться туда.

Мы боялись, что разъяренная толпа рванет на бульвар Эркиндик, потому что как раз в этот момент доставили Атамбаева и начался допрос. СОБР находился за ограждением на территории ГКНБ и МВД. На внешней стороне – никого из правоохранителей. Уличного освещения тоже не было. По городу шатались какие-то пьяные люди, задирали журналистов, их лица невозможно было разглядеть. Это было действительно страшно.

Лишний раз убедилась, насколько необходимы тренинги по безопасности для сотрудников СМИ – как вести себя во время штурмов и разгонов. Еще нужно серьезно подумать о защитных средствах – каски, бронежилеты. Ладно, мы, опытные журналисты, но многие молодые коллеги просто не знали, как реагировать на угрозы.

Татьяна Кудрявцева, корреспондент ИА «24.kg»:

— Люди на площади поначалу пытались вести себя прилично по отношению к журналистам, хотя ни наши жилеты с надписью «Пресса», ни удостоверения ни о чем им не говорили. Потом они стали каждого спрашивать, из каких СМИ мы. Трудно представить, что бы они сделали, если бы ответ не понравился.

Было понятно, что при разгоне митингующих силовики тоже не будут разбираться, журналист перед ними или нет. И это было опасно. Я не в первый раз освещаю акции протеста, но ранее силовики хотя бы предупреждали, что лучше отойти на безопасное расстояние.

Получается, что мы сами заботились о своей безопасности, как могли: кто-то просто ушел из этого пекла, кто-то оставался в нем на свой страх и риск.

Семетей Аманбеков, главный редактор сайта elgezit.kg:

— И в Кой-Таше, и на площади опасность исходила от обеих сторон конфликта. Рядом с особняком Атамбаева несколько раз чуть было не попали под град камней. На площади испытали газовую атаку силовиков.

Очень агрессивно вели себя сторонники бывшего президента, несколько раз пытались отнять телефон, препятствовали съемке. Все время пытались выяснить, с какого я издания, требовали «показать корочку», кричали, что я сотрудник спецслужб и меня нужно избить. Приходилось демонстрировать служебное удостоверение.

К сожалению, я не имел опознавательных знаков журналиста, лишь на шее висел небольшой бейджик. Очень правильно, что многие коллеги были одеты в соответствующие жилеты, которые их идентифицируют как прессу. Ведь и спецназ тоже агрессивно реагировал на попытки съемки, приходилось громко кричать, что я представитель СМИ.

В итоге сделал следующие выводы:

  • Нужен опознавательный жилет «Пресса». Без него журналиста могут избить митингующие, отнять или повредить технику, задержать правоохранители.
  • Прочная каска спасет от камней или ударов. Даже один из руководителей силовых структур получил серьезную травму головы. Кого-то из коллег я видел в касках, по-моему, ребят из «Клоопа».
  • О противогазах и говорить нечего. Первый раз под газовую атаку я попал еще в 2005 году, когда разгоняли митинг Урмата Барыктабасова. Но с тех пор коллеги так и не экипированы этим средством защиты, даже легких респираторов и панорамных очков для защиты глаз ни у кого нет.
  • Никогда прежде мы не ощущали такой серьезной потребности хотя бы в легких бронежилетах. Камни, резиновые пули, светошумовые гранаты – обязательный атрибут местных митингов. Поэтому «броник» уберег бы журналистов от многих бед.
  • И, самое главное, во время аналогичных ЧС требуется координатор из силовых структур, который вплотную взаимодействовал бы со СМИ. Такая «должность» напрашивается уже давно.

Представитель одного из информагентств:

— Самая отличительная особенность последних событий – ни сотрудники органов правопорядка, ни противоборствующий лагерь бывшего главы государства не признавали СМИ нейтральной стороной. Поэтому репортеры, операторы, фотографы легко могли получить травмы. Я считаю, что небольшое число пострадавших журналистов – всего лишь «счастливое» для всех нас стечение обстоятельств.

Корреспондентам по большому счету не помогли ни отличительная одежда, ни удостоверения. Силовые структуры никак не реагировали на звонки и запросы, они просто не брали трубки, а если мы дозванивались, то не комментировали. Нам приходилось ждать только официальные пресс-релизы. В этом плане пример хорошего сотрудничества показали Минздрав и Служба скорой помощи.

Теперь перейдем к констатациям. Любое ЧП застает нас врасплох, прежние знания о правилах безопасности не всегда оказываются достаточными, потому что каждый новый конфликт протекает по своему сценарию. Помните изречение Уинстона Черчилля «Генералы всегда готовятся к прошлой войне»? Поэтому главный вывод для журналистов – никогда не думать, что вы полностью подготовлены к горячим репортажам. Будьте начеку и пытайтесь предугадывать возможные форс-мажорные ситуации.

Пример: отключение мобильной связи в зоне конфликта. Такого у нас прежде не было или не носило столь чувствительного для СМИ характера. Предложение силовым структурам использовать вместо полного отключения сигналов локальную заглушку в районе проведения спецопераций – это задача законодательного уровня и не так быстро решаемая. Следовательно, редакциям нужно рассмотреть возможность приобретения спутниковых телефонов или найти компании, которые могут предоставлять их в аренду. Высокая стоимость может быть решена и за счет покупки в складчину как вариант.

Отсутствие прочной координации и информационного обмена с правоохранительными органами привело к дополнительным трудностям в ходе освещения событий. Журналистам нужно не только укреплять личные связи с отдельными источниками в милиции и спецслужбах, пора переходить к строительству институционального сотрудничества СМИ с МВД, ГКНБ и другими силовыми ведомствами для надежного и точного информирования общества во время чрезвычайных ситуаций.

Предложение: провести с правоохранительными органами деловую игру по созданию полевого пресс-центра, чтобы отработать механизм оперативного развертывания выездного информационного штаба с участием сотрудников пресс-служб силовых структур для проведения срочных брифингов, пресс-конференций, инструктажа для работников СМИ, в том числе и по мерам обеспечения их личной безопасности. Необходимо оценить и затраты на создание оборудованного всем необходимым мобильного пресс-центра со всеми условиями для работы репортеров и найти источники финансирования. Взаимодействие правоохранителей и прессы обеспечит поток надежной информации, предотвратит или минимизирует появление и распространение фейковых новостей. Это также удержит некоторых журналистов от неоправданного риска отправляться в эпицентр опасных событий.

Вновь в полный рост встал вопрос личной защищенности корреспондентов. Во время чрезвычайных событий Интерньюс регулярно получает запросы от медиасообщества о поддержке в приобретении специальной экипировки для журналистов.

Бронежилеты и каски входят в категорию военной амуниции, требуют индивидуальной примерки и специального инструктажа. Именно поэтому международные организации не уполномочены оказывать поддержку в закупе такого рода специальной защиты.

Интерньюс в данном случае может только дать рекомендацию главным редакторам и учредителям СМИ иметь в наличии достаточное количество жилетов с маркировкой «Пресса», регулярно проводить инструктаж по безопасности для репортеров и разбирать всей редакцией извлеченные уроки по освещению чрезвычайных событий.

Но если СМИ сами решат покупать защитные средства, которые есть в свободной продаже (так называемые гражданские бронежилеты), то они должны точно понимать, что именно нужно заказывать. У нас нет ясного видения по использованию защитной амуниции, чтобы привлекающая внимание «милитаристская» внешность журналистов сама не стала дополнительным фактором опасности. Альтернативой могут стать легкие модели скрытого ношения. Однако тогда будет вопрос об их надежности, ведь они не в состоянии обеспечить полную защиту.

Другой нюанс – как редакторы могут быть уверены, что тот же противогаз для их журналистов станет не средством избежать отравления, чтобы с минимальным вредом покинуть место спецоперации силовиков, а, наоборот, позволит им оставаться в зоне конфликта, тем самым подвергнув свое здоровье и даже жизнь еще большей опасности?    

Альтернатива: пока этот вопрос не будет решен, использовать и другие способы обеспечения прямой и опосредованной безопасности сотрудников СМИ. К примеру, редакции могут прибегать к услугам частных охранных фирм, разрабатывать для своих журналистов четкие правила поведения во время работы в зонах риска и оформлять эти договоренности документально.

Почти никто из журналистов не страхует здоровье и жизнь, а страховые полисы на профессиональные риски также способны дисциплинировать журналистов. Поэтому страхование журналистов должно стать для редакций СМИ обязательной нормой.

Азамат Тынаев, советник по контенту Представительства Интерньюс в КР.

(Окончание статьи следует.)

Фото:

Ислам Розиев для kloop.kg,

Табылды Кадырбеков для ru.sputnik.kg

Поделиться