Как писать на темы о насилии над женщинами

Тема насилия в отношении девушек и женщин в Кыргызстане на протяжении последних нескольких лет остается наиболее острой.

До последнего времени общество реагирует только на экстремальные случаи, когда происходят убийства или пострадавшие от принудительного вступления в брак девушки, порой несовершеннолетние, идут на суицид, когда от семейного насилия погибают малолетние дети.

Множество жертв чаще остаются в одиночестве со своей проблемой, избегают рассказов своих печальных историй для СМИ. Однако без обнародования случаев гендерного насилия невозможно серьезно разобраться в корнях проблемы.

Предлагаем журналистам публикацию с ресурса ijnet.org журналистки родом из Италии Кристины Бедеи, которая дает советы по освещению тем, связанных с гендерным насилием.

Ежедневное освещение в медиа тем, связанных с насилием в отношении женщин и девочек, указывает на рост общественного внимания к этим проблемам и признание их масштабов и последствий для людей всех слоев общества. Об этом свидетельствуют истории с хештегом #MeToo в Twitter и материалы о принудительных бракахсексуальной эксплуатации и убийствах женщин, которых множество.

Но, поскольку эта чувствительная проблема становится частью публичных дебатов, крайне важно проанализировать, как СМИ подходят к ее освещению. Исследование, проведенное в 2015 году австралийской исследовательской организацией, называет несколько общих ошибок медиа, освещающих тему насилия в отношении женщин: искажение фактов, стремление раздуть историю, поддерживать вечные мифы и прямо или косвенно возложить вину на жертв насилия.

Проанализировав инструкции по освещению этой темы 23 различных международных медиа, исследование выделило несколько общих рекомендаций для журналистов:

— Включайте информацию о социальном контексте мужского насилия, правильно выбирайте слова и терминологию.

— Не перекладывайте вину на жертву и не оправдывайте насильников.

— Думайте о том, как выбор источников информации повлияет на материал.

— Представляйте сведения о том, куда жертвы насилия могут обратиться за помощью.

Кроме того, освещение гендерного физического, психологического, экономического и сексуального насилия требует глубокого понимания того, как лучше всего защитить жертв, служить аудитории, в итоге способствовать ее образованию и переменам к лучшему.

Мы поговорили с двумя журналистами, имеющими большой опыт работы с темой гендерного насилия, об изменении традиционных способов освещения этих вопросов.

Оцените опасность для людей, представляющих вам информацию

Если вы берете интервью у пережившего травматический опыт и находящегося в уязвимом положении человека, крайне важно убедиться в том, что ваш материал не поставит под угрозу его или ее безопасность.

«Вам нужно оценить риск для человека, который дает вам интервью: кто-то, возможно, уже хорошо обдумал этот вопрос, а другие даже не задумывались об этом», – сказала Лара Уайт, журналистка-фрилансер и редактор специальных программ по гендерным и сексуальным вопросам и социальной справедливости в проекте openDemocracy 50.50.

Убедитесь в том, что объект вашего интервью хорошо понимает, где опубликуют материал, осознает, какую реакцию он может вызвать, и готов к общественному вниманию, которое может последовать за публикацией.

«Интервьюирование политиков отличается от интервьюирования беженцев, и положение человека влияет на то, что я опубликую. Самое важное здесь – помнить: то, что вы можете опубликовать материал, совсем не значит, что вы должны это сделать», – добавила журналистка.

Будьте внимательны, проводя интервью (и не плачьте)

Лара Уайт, рассказавшая истории многих езидских женщин, которые пережили чудовищное насилие со стороны «Исламского государства», по возможности начинала аккуратно подступаться к героиням своих материалов за недели и даже месяцы до того, как назначить дату интервью.

«В день интервью мы начинаем с того, что даем им возможность поговорить и почувствовать себя более уверенно, это также дает нам возможность узнать о некоторых деталях жизни этих людей. А потом мы переходим к трудной части. Я даю им ясно понять, что мы можем остановиться в любой момент, можем, если нужно, вернуться назад – здесь не бывает неверных ответов, а также можем, если они захотят, остановиться, начать с начала или совсем закончить интервью», – рассказала она.

Вполне понятно, что, рассказывая о таком травмирующем опыте, люди могут заплакать.

«Я жду и слушаю или, если это выглядит уместно, обнимаю их. Я никогда не плачу во время интервью, хотя часто это делаю, транскрибируя материал или заканчивая работу над ним, если история шокирующая», – отметила журналистка.

Она не плачет, так как не хочет дать этим людям почувствовать, будто то, что с ними произошло, слишком тяжело для кого-то другого, в то время как дающий интервью человек нашел в себе достаточно мужества рассказать об этом.

«Когда самая травмирующая часть интервью остается позади, и я даю интервьюируемым понять, что все зависит от их реакции, я провожу как минимум еще десять минут, задавая другие вопросы», – добавила Лара Уайт.

Откажитесь от стереотипов

«Стереотипный набор признаков насилия в отношении женщин – слезы, синяки и кровь – до сих пор преобладает в медиа», – считает журналистка и фотограф Стефания Пранди, недавно опубликовавшая материал о насилии над сельскохозяйственными работницами в Испании, Марокко и Италии.

Она полагает, что транслировать такие представления не только недостаточно, чтобы показать сложную картину гендерного насилия: такие повторяющиеся стереотипы даже повышают терпимость аудитории к различным актам насилия.

«Я отказалась следовать этим клише, которые считаю унижающими и бесполезными», – сказала Пранди.

Проведя два года, исследуя ситуацию на фермах в Средиземноморском регионе, она теперь показывает свои фотографии на проходящих по всей Италии выставках.

Журналисты часто чувствуют давление и считают, что для успеха материалов они должны использовать более драматические фотографии. Но важно избегать такого использования ситуаций и людей, вместо этого сосредоточившись на гуманизации их опыта и уважении их личных границ.

«В мою выставку входят портреты и фотографии с ферм, которые дают увидеть только то, что люди позволили мне сфотографировать. Я делала эту работу, уважая границы, в которых меня попросили держаться», – заметила журналистка.

Кристина Бедеи – журналистка-фрилансер, чьи работы посвящены гендерным вопросам, сексуальности, правам женщин и психическому здоровью. Публикуется в таких изданиях, как VICE, VICE News, The Evening Standard, Broadly, The Debrief, Refinery29, Business Insider, Glammonitor, Dazed, The Huffington Post, The IT Factor, Feminist Times, Huck and Pro Journo.

Источник публикации: Ijnet.org.

Фотографии: yntymak.kg, Sunyu, лицензия СС сервиса Unsplash.

Поделиться