Кубат Оторбаев: Чтобы телеканал стал полностью общественным, нужно решить еще ряд вопросов

В последнее время про Кубата Оторбаева, генерального директора ОТРК, в СМИ, особенно газетах, распространяется много различной информации.
В целях получения ответов на критические замечания, мнения, обвинения мы задали гос. Оторбаеву как удобные, так и неудобные вопросы.

— Какой комментарий вы можете дать по публикуемой в отдельных газетах информации о коррупционных схемах в КТРК?

— Во-первых, все публикуемые в газетах материалы клеветнического характера показывают, что место руководителя КТРК является политической должностью. По мере того, как усиливается политическая борьба, увеличиваются нападки в мой адрес. Что касается этой информации, то возьмем, к примеру, зарплату редакторов. Все они получают ее в рамках закона. Действительно, редакторам Нарын Идиновой, Ильичу Кулназарову, Кокул Ариповой, Нуржамал Бурхановой, Назире Аалы кызы за год выплачена зарплата до 264 тысяч сомов. Как редакторы программ основную работу выполняют они. Под началом каждого работает от 15 до 40 человек. Редакторы не пишут текстов, но проверяют их. Они не получают гонорара, а только заработную плату, в среднем по 10 000 сомов. Представьте себе, какой человек в это время согласится выполнять такой объем работы за 10 000 сомов? Поэтому, учитывая, что задолго до этого редакторам всегда выплачивалась премия, решено премию выплачивать. Здесь нет никакого нарушения закона. Если разделим 250 тысяч на 12 месяцев, то получится зарплата в 20 000 сомов. Для редакторов и этого мало. Работают с утра до вечера, в выходные тоже. Чтобы уровень нашего канала поднялся до уровня телеканалов соседних государств, мы должны выплачивать сотрудникам хорошую зарплату, а потом уже требовать результатов.

Если коснуться переводов, к нам давно уже предъявляются требования по переводу фильмов на кыргызский язык. Поэтому мы дали через ЧТК и КТРК объявление о переводе фильмов. Согласно конкурсу были составлены специальные контракты с переводчиками, но при составлении договоров были допущены неточности. К примеру, неправильно указали в договоре сроки выполнения работы. Объявлен выговор тем, кто составлял договора. Что касается Токтосуновой, то она действительно перевела 4 фильма. Вопрос не в 18- летнем возрасте, а в том, что есть и 60-летние, которые не могут перевести ни одного фильма. После получения паспорта гражданин получает все основные права. Самое главное, что Токтосунова четко выполнила свои обязанности. В настоящее время она обучается в Германии. Если бы не знала языка – не обучалась бы за границей. Работа по переводу фильмов началась летом, закончилась в декабре. Даты в договоре были указаны неправильно.

— Среди участвующих в конкурсе не было участников старше 18 лет, с отличным опытом?

— Участвовало 40 переводчиков. Все получили тексты для перевода для определения уровня. Мы отбирали не по возрасту, а по уровню знания дела. Отбор делала комиссия из 5 человек во главе с главным редактором переводческой студии «Доолот» Орозбеком Мусакеевым. Раз отбор проводила комиссия, значит, был выбран наиболее достойный участник.

— Говорят, что отсутствуют тексты фильмов, переведенных на кыргызский язык…

— Есть тексты всех фильмов. Нас несколько раз проверяли соответствующие органы, они заключили, что работы проводились в рамках закона.

— Мы знаем, что на счет «Айтышфильма» за переводы перечислено 13 млн. 600 тыс. сомов. При подписании такого договора, не играл ли роли тот фактор, что продюсер «Айтышфильма» Фархад Бекмамбетов является членом Наблюдательного Совета при КТРК?

— Деньги переведены по результатам тендера. Мы отправили в Министерство финансов специальное уведомление о тендере и получили согласие. «Айтышфильм» является победителем тендера. Провел дубляж всех 65 фильмов. Все это осуществлено в рамках закона. Если бы мы не провели тендер, эти деньги так и остались бы в Министерстве финансов. Никак не могу понять тех, кто вместо того, чтобы сказать «спасибо» за наши усилия по развитию кыргызского языка, наоборот, стараются найти грани в яйце (образн.). Кстати, во время тендера, Фархат Бекмамбетов еще не являлся членом Наблюдательного совета. Тендер проходил в декабре 2011 года, Закон по КТРК был принят в декабре 2011 года, а Бекмамбетов был избран в апреле 2012 года. Здесь нет никакой связи. Так о какой коррупционной схеме может идти речь?

— Сколько студий участвовало в тендере?

-Только «Айтышфильм». Есть же виды тендеров. Могут участвовать или одна, или больше. Если одна компания будет признана соответствующей всем условиям тендера, то тендер признается состоявшимся. Если бы тендер был проведен неправильно, то Министерство финансов не перечислило бы деньги. Следственные органы сразу это обнаружили бы. Там тоже сидят не простые люди.

— Что с делом Кокул Ариповой? Передано в суд?

— По делу Ариповой прошли большие разбирательства. Дело передано в прокуратуру. Вместе с Наблюдательным советом мы также заинтересованы в том, чтобы в этом деле была поставлена точка. Ленинская прокуратура закрыла дело из-за отсутствия противозаконных действий. Проверка со стороны финансовой полиции также не обнаружила нарушений закона. Нельзя сказать, что сейчас следствие полностью завершено. Я тоже заинтересован, если Арипова виновна, пусть ответит по закону. Арипова раньше работала в молодёжной редакции, но еще до начала этих дел перевелась в другую редакцию.

— Если раньше КТРК обзывали «черным ящиком», сейчас называют «сильным черным ящиком». Ваши комментарии?

— Я не согласен с этим. Трудно объяснить, что ялвяется белым, а что — черным тем лицам, которые распространяют такие слухи. Приведу один пример: они сравнивают 3 октября с 7 апреля. Побоялись бы бога. Нельзя сравнить КТРК до и после 7 апреля. Когда я возглавлял «Азаттык», то для него было места на НТРК. Не проходили проекты, где присутствовала оппозиция. Сейчас все такие проекты работают. Оппозиции предоставляется слово. Во время выборов все стороны получили одинаковые возможности. Во времена же Бакиева 30-секундный ролик не дали показать по КТКР даже после решения Верховного суда. Сегодня для оппозиции нет никаких препятствий. Такие слухи просто попытка оклеветать власть.

— Можно ли сказать, что сегодня КТРК стал, действительно, общественным?

— Чтобы телеканал стал полностью общественным, нужно решить еще ряд вопросов. Во-первых, наладить вопрос финансирования. Во-вторых, провести реформирование внутренней системы. Есть еще и технические вопросы. Мы по этому вопросу разработали совместно с Наблюдательным советом стратегию развития до 2015 года.

— Камчыбек Ташиев требует привлечь вас к ответственности за неправильную информацию о митинге 3 октября. Насколько обоснованы такие обвинения?

— Во-первых, мы не давали никакой неправильной информации. Будем живы – свидимся и с Камчыбеком Ташиевым. Возможно, у него самого неправильная информация. В эфире митинг показывался так, как он проходил в действительности. Что касается телефонных переговоров, мы дали информацию о том, что с его телефонного номера были совершены звонки в Белоруссию и Англию. Мы не передавали, что он звонил Максиму. Такая информация не транслировалась ни на одном телеканале, кроме КТРК. Все номера есть. Мы рассказали то, что есть. Разве это клевета?

— В одной из газет сообщалось, что для завершения строительства дома вы взяли у Ташиева в долг 5 000 долларов, и что ваш дом превосходит по стоимости дома отдельных богатеев. Правда?

— Все это неправда. Хорошо бы и мне услышать те диктофонные записи. Что касается дома, то я работаю в журналистике свыше 20 лет. Все, что я заработал за это время, я направил на строительство дома. Большую часть средств я заработал во время работы в «Азаттыке». Строительство дома началось давно. Его завершение совпало по времени с моим приходом в КТРК. Такие дома, как у меня, строят и торговцы на базаре, и сельские фермеры. Чтобы завершить строительство, я продал свою машину, маленький магазин, которым владел, взял кредит в банке, который сейчас выплачиваю.

— Некоторые газеты написали, что не может вызвать подозрений тот факт, что когда Женишгул Озубекова стала избираться в состав Наблюдательного совета, то КТРК начал показывать ее сериал «Чиркин омур». Или это тоже неправда?

— Сериал «Чиркин омур» показывается по просьбам телезрителей. Проведённый мониторинг показал потребность аудитории в сериалах, мы нашли в архиве «Чиркин омур», начали показ. Озубекова ещё не избрана. Распускают такие слухи люди, которые хотят обнаружить в нашей работе недостатки. Почему эти же печатные издания не пишут о хороших делах КТРК? За три года руководства я сделал много хорошего. Нет необходимости перечислять все.

— Почему не доведено до завершения дело Айдина Кульбаева, избившего журналисток?

— Во-первых, избиение девушек с его стороны – это факт. Мы оказали им помощь, сразу наняли адвокатов. В дальнейшем корреспонденты Ширин Асанакунова и Бурулай Бусурманкулова добровольно написали встречное заявление. При рассмотрении на коллегии мы показали, что это их решение. Это право каждого человека.

Источник: www.gezitter.org

Поделиться