ИМП: комментарий юристов по решению суда в отношении ТРК «Сентябрь»

Юристы ОФ «Институт медиа полиси» (ИМП) проанализировали принятое 22 августа Первомайским районным судом решение о запрете телевещания канала «Сентябрь».

В своем заявлении ИМП отмечает:

Своим решением судья Ж. Жумабаева запретила ТРК «Сентябрь» (учредитель ОсОО «Редакция телерадиокомпании «С-2») осуществлять телерадиовещание в аналоговом и цифровом пакетах вещания на территории Кыргызстана, обязала ограничить доступ к программам ТРК «Сентябрь» в Интернете, включая веб-сайт www.september.kg, и запретила распространение продукции телеканала в СМИ и Интернете.

Основанием для такого решения стало заявление Генеральной прокуратуры, которая вменяет в вину ТРК «Сентябрь» показ в эфире интервью А. Капарова (бывший начальник УВД Ошской области, осужден в 2017 году по статьям 297, 329, 338 Уголовного кодекса КР), которое он давал 29 сентября 2016 года.

ОФ «Институт медиа полиси», проанализировав решение, сообщает следующее:

При разрешении дел о прекращении деятельности СМИ необходимо иметь в виду, что эта мера ответственности может применяться только в порядке и по основаниям, предусмотренным законами, в частности статьей 13 Закона «О средствах массовой информации», статьями 8 и 11 Закона «О противодействии экстремистской деятельности».

Статья 13 Закона «О средствах массовой информации» указывает, что приостановление или запрещение распространения продукции средства массовой информации допускается исключительно по решению суда.

Что есть продукция СМИ? Закон относит к средствам массовой информации «газеты, журналы, приложения к ним, альманахи, книги, бюллетени, разовые издания, предназначенные для публичного распространения, имеющие постоянное название, а также теле- и радиовещание, кино- и видеостудии, аудиовизуальные записи и программы, выпускаемые государственными органами, информационными агентствами, политическими, общественными и другими организациями, частными лицами».

В данном контексте продукция СМИ – это конкретный выпуск конкретной передачи. Это следует из части 3 статьи 11 Закона «О противодействии экстремистской деятельности», которая гласит, что в целях недопущения продолжения распространения экстремистских материалов суд может приостановить реализацию соответствующих номеров периодического издания либо тиража аудио- или видеозаписи программы либо выпуск соответствующей теле-, радио- или видеопрограммы в порядке, предусмотренном для принятия мер по обеспечению иска.

Стоит отметить: в своем решении судья, ссылаясь на иск Генпрокуратуры, устанавливает, что «действия телеканала подпадают под признаки экстремистской деятельности».

Юристы ИМП напоминают, что нормы Закона «О противодействии экстремистской деятельности» устанавливают конкретный порядок действий госорганов в случае распространения СМИ экстремистских материалов.

Во-первых, по Закону «О противодействии экстремистской деятельности» право устанавливать наличие экстремизма в информационных материалах дано не главному редактору того или иного СМИ, не прокурору, а только суду.

На момент судебного процесса, состоявшегося 22 августа 2017 года, интервью А. Капарова, данное им 29 сентября 2016 года, судом не установлено как экстремистское.

Во-вторых, если внимательно прочитать Закон «О противодействии экстремистской деятельности», то в нем нет понятия единичного действия в сфере слова и идей, в нем только деятельность либо множество отдельных действий, о которых можно сделать вывод, что это деятельность. В законе нет понятия «материал», в нем только «материалы». Суд признает экстремистским не материал, а материалы, то есть несколько материалов сразу (статья 13).

Решение о прекращении СМИ может выноситься не за публикацию только одного «экстремистского» материала, а только в случае распространения через средство массовой информации серии экстремистских материалов. Либо при выявлении фактов, свидетельствующих о наличии в его деятельности признаков экстремизма. Как известно, на телеканале «Сентябрь» интервью А. Капарова вышло только один раз.

В-третьих, иск в суд по закону должны предварять неоднократные прокурорские предостережения с уточнением конкретных нарушений. Так, заподозрив, что материал, транслировавшийся в данном СМИ, может быть экстремистским, госорган в сфере СМИ либо прокурор выносит предостережение в письменной форме о недопустимости таких действий с указанием конкретных оснований и допущенных нарушений.

Иск по прекращению деятельности СМИ прокурор вправе подать, только если в установленный в предостережении срок не приняты меры по устранению допущенных нарушений. Либо повторно, в течение 12 месяцев со дня вынесения предостережения, выявлены новые факты.

В своем комментарии ИМП отмечает, что ни одного предостережения в адрес цифрового канала «Сентябрь» по поводу этого интервью не было. Упоминания о направленном, согласно закону, предостережении нет и в судебном решении от 22 августа 2017 года.

В-четвертых, Закон «О противодействии экстремистской деятельности» гласит, что деятельность СМИ может быть прекращена законно только в случае, если сотрудники СМИ регулярно нарушают закон, а именно используют СМИ для опубликования экстремистских материалов, включенных в одноименный список Министерства юстиции.

Суд же запретил телевещание канала, хотя на момент принятия этого решения последний не опубликовал ни одного материала, признанного экстремистским и включенного в одноименный список Минюста.

Учитывая вышесказанное, так называемый запрет на телевещание канала «Сентябрь» за интервью А. Капарова от 2016 года, высказывания в котором только в 2017 году установлены судом как экстремистские, не является законным.

 

 

 

Поделиться